Психотерапия насилия

Психотерапия насилия

На фоне набирающего силу флэшмоба в сети «я не боюсь сказать» — эта статья о психотерапии насилия.

После свершившейся драмы насилия у человека есть два пути развития:

1) загнать пережитое глубоко в бессознательное, откуда будут торчать уши страха и беспомощности, периодически вытаскивать воспоминания из бессознательного, возвращать обратно в забвение.

2) вытащить все на поверхность и оттерапевтировать случившееся так, чтобы любые воспоминания на эту тему были нейтральные. Это возможно? Да, возможно.

Какие основные ощущения человека, переживающего насилие? Бессилие и беспомощность. Нет сил сопротивляться и нет помощи.

Если положить на пол маркер (лист бумаги) того момента, когда было совершено насилие, человек ощутит именно эти состояния.  Допустим, это было 30 июня 1985 года, 31 год назад. В этот момент он почувствовал бессилие и беспомощность. Я прошу описать эти ощущения в теле. Беспомощность выглядит, как твердый черный металлический шарик, а бессилие как сгусток болотной слизи.

Я задаю вопрос: «Вы впервые почувствовали бессилие и беспомощность именно в тот июньский день 31 год назад?»

Я вспоминаю все подобные случаи, с которыми мне приходилось работать, и никто ни разу не сказал: «Да, это было тогда в первый раз». Это было и раньше.

Чувства беспомощности и бессилия зарождались ранее изнасилования. По сути, люди уже «маячили» своим насильникам: «Я жертва, я бессильна, и беспомощна, со мной можно делать все».

Когда зарождались эти чувства? Когда пьяный папа держал кулак над головой и кричал: «Я тебя убью,» — и ребенок в первый раз в жизни понимал, что он бессилен — хоп, и сгусток болотной слизи проникал ему в грудь. Или когда папа бил маму, а ребенок стоял и смотрел, пораженный яростью папы, и в этот момент металлический шарик беспомощности прочно обосновывался в районе горла. А может, этому способствовала воспитательница в детском саду, которая кричала на ребенка, тыкая ему в нос грязные трусы?

Стоп. Пауза. Фиксируем эти моменты, когда зарождалась беспомощность и бессилие. Фиксируем их маркерами на полу.

психотерапия насилия

Далее идем вперед от июньской даты. Смотрим, в каких ситуациях человек ощущал беспомощность и бессилие, но вне явного насилия. Кладем маркеры.

Перед нами маркеры — отрезок жизни, который отражает ВСЮ картину бессилия и беспомощности в жизни конкретного человека. Да, перед ними все те неприятные картины, которые он не хотел бы переживать, но пережил.

А теперь, собственно, что со всем этим добром делать? Трансформировать воспоминания. Как?

Не буду сейчас долго распространяться на эту тему, но в каждом негативном событии в нашей жизни заключен урок и возможность развития. Мы эти возможности благополучно прошляпиваем почти каждый раз, пока жизнь не прижмет так, что не поменять что-то уже не получается, а иначе угроза жизни и здоровью.

Как вы думаете, в чем был урок каждого человека, который в какой-то момент начал испытывать беспомощность и бессилие? Как это не банально звучит — он должен стать сильным и должен научиться помогать себе. Короче говоря, он должен снять с себя рубашку «уязвимости».

Кто-то сразу спросит: «А как мог ребенок почувствовать себя неуязвимым, когда отец угрожает его ударить?» Тогда — никак. Сейчас — когда человек может встать на маркер, обозначающий дату этого события — может.

И человек встает. Правда, перед этим мы обсуждаем, а что больше ему нравится — чувствовать себя бессильным или хладнокровным и уверенным, как долго он еще хочет ощущать себя беспомощным, насколько ему это надоело — в общем создаем готовность на изменения и поднимаем энергию, чтобы совершить скачок в другое состояние — состояние силы.

Так вот, человек встает на этот маркер. Поднимает глаза к папе (как вариант) и смотрит ему в глаза — спокойно, без смущения. Или делает шаг в сторону, чтобы кулак не опустился на него. А если это воспоминания, связанные с насильником, то человек начинает звать на помощь, борется (если это было необходимо, и если бы он тогда это сделал, то было бы все по-другому), говорит: «Уйди отсюда или я позову родителей и все им расскажу». Мы находим самый лучший и приемлемый в тот момент вариант развития события, который бы устроил человека и не позволил бы ему почувствовать себя бессильным и беспомощным. И такой вариант есть всегда.

В общем, ситуация перепроживается, но по-другому, с новыми силами, с новыми ресурсами — так, как она должна была тогда свершиться и окончилась бы благополучно.

И так, с такой трансформацией мы идем во все события этого временного отрезка бессилия и беспомощности, и трансформируем, трансформируем…

По-другому не работает. Поговорить об этом можно, но слишком мало для серьезных изменений.

После такой работы человек чувствует себя уставшим, но новым. Он уже не тот, над кем можно совершить насилие. Он теперь всегда поможет сам себе. Где металлический шарик и где сгусток слизи? Нет их больше.

Теперь, окидывая взглядом ситуации, которые он прорабатывал, он, скорее всего скажет: «Я смотрю на этих людей [насильников] — какие они жалкие». Заметьте, жалкие. Но больше не сильные, не страшные. И в этом вся суть. Вся суть психотерапии насилия.

До встречи.

Продолжить чтение →

">

Комментарии (13)

  • Невероятно, столько было сказано уже о том, что единственный кто виноват в насилии- это насильник, а не жертва, и тут опять. Психолог рассказывает, как жертва «маячит» перед насильником своей уязвимостью, тем самым делая жертву виноватой. Ужас, таких психологов к людям допускать вообще нельзя. Гораздо больше вреда, о пользе речь вообще не идет

    Ответить
    • Elena, одобрила ваш комментарий, чтобы люди могли посмотреть и задуматься, кто как умеет читать посты, и как вездесущая внутренняя тема вины застилает глаза. Человек ни в чем не виноват. Но законы жизни так работают. Если человек когда-то подцепил программу жертвы, так и придется ее отрабатывать, пока не осознает и не уберет.

      Еще в качестве стандартного примера для изучения.
      Заходят на дискотеку 2 парня. Один уверен в себе, сигаретку сплюнул, подбоченясь пошел. К нему и девушки слетятся, и парни подойдут поздороваться.
      Заходит второй парень: застенчивый ботан, которого так и хочется пнуть. И ведь пнут же. И облают, и обсмеют.

      А что касается насильника и жертвы. Да, они встречаются. У жертвы программа жертвы. У насильника — там тоже программ полно, но главное, что сейчас он реализует свою гадкую часть. Он направляет ее туда, где ее подсознательно ждут.

      Elena, все остальное по поводу вины — ваша личная истерика.

      Добавлю также, что вы, видимо, не попадали в лапы неприятных типов, потому что все, что вы увидели, это тема вины, которая вас, видимо, гложет. Делаю такое предположение, потому что я достаточно работала с подобными случаями насилия, и никто из не боялся представить всю цепочку насилия в их жизни. Все понимали, что пора заканчивать с темой жертвы. Это и есть психотерапия. А если единственное, что остается делать — носиться с мыслью, что это насильник виноват (что технически будет верно, никто не просил его насильничать), то так и останешься жертвой. Ну уж нет. У моих клиентов другая дорога.

      Ответить
    • Пора взрослеть.

      Ответить
  • Лена, благоДарю Вас за Ваши посты, мое мнение о «ужас, таких психологах» — такие психологи как Вы — на вес золота! Все по делу и очень эффективно. Получала помощь от Вас неоднократно и очень ценю ( и Вас и Вашу помощь)))!

    Ответить
    • Оленька, спасибо большое))
      Мне всегда очень приятно работать с вами))

      Ответить
      • Елена, хочу дополнить свой комментарий благодарности) БлагоДаря Вам и Вашей профессиональной помощи я пошла дальше, чем просто помогать себе. На данный момент я уже на третьем курсе, получаю второе высшее психологическое образование и уже год как дипломированный арт-терапевт. Мое большое желание — встреться с Вами и лично выразить свою благодарность) Вы — Профи с большой буквы!

        Ответить
        • Ольга, здравствуйте!))
          Спасибо вам большое!))
          Приезжайте в Москву, например на терапевтическую группу в декабре или на Тета-Хилинг в конце января, в феврале)
          Буду очень рада с вами встретиться!))

          Ответить
  • Здравствуйте, Елена! Очень познавательная статья, как всегда. Позвольте очередной вопрос. Вы пишете: «Кто-то сразу спросит: «А как мог ребенок почувствовать себя неуязвимым, когда отец угрожает его ударить?» Тогда — никак. Сейчас — когда человек может встать на маркер, обозначающий дату этого события — может.» Не совсем ясно. Да, для конкретного факта насилия, которое вы описали как следствие уже имеющегося ощущения беспомощности, это реально сделать — представить иной ход событий — увернуться, ухмыльнуться, сказать уверенное «нет», не пойти на дискотеку и т.п.
    Но как человек может представить как он будучи ребенком мог повести себя при всех тех событиях, которые и сформировали это чувство беспомощности и бессилия? Ведь это самое чувство, как правило, внушается в семье, с младенческих лет, и не однократным эпизодом, а методическим вдалбливанием. Что может изменить двухлетний малыш, затюкиваемый родителями? Или даже ребенок постарше. Вызвать полицию, пожаловаться в органы опеки? И жить еще более ненавидимым за «предательство» (а методов «расправы» с ребенком ведь немало) или быть сданным в детдом? А если физических следов насилия не имеется, то не вижу даже этих вариантов. Да и в конкретном эпизоде, приведенном вами, — когда ребенок уворачивается от удара отца или смотрит на него без страха и смущения, — на мой взгляд, это не может улучшить ситуацию, разве что опять же это не единичный случай, когда озорнику в сердцах наподдали «за дело». Но это уже совсем другая история. А в семье, которая воспитывает человека с комплексом жертвы, такое поведение наверняка лишь внушит и без того неадекватному родителю еще большую ярость и приведет к непредсказуемым последствиям.

    Ответить
    • Виктория, я поняла вас) И тем не менее, при всей невозможности подобной трансформации в реальной жизни, можно сделать трансформацию, представив, что вы там, в том времени, и это реально работает. Методика такой трансформации есть. Дело в том, что человек в детстве попадает в состояние жертвы, чтобы потом стать сильнее. Потому главное, чему он учится в такой трансформации — быть сильным. И неважно, что историю не изменить фактически, ощущая себя сильным в прошлом, человек решает проблему. Как бы ставит себе зачет. Это самое главное. Как будто закрывается прочитанная страница книги. Урок усвоен.
      Чтобы понять, как это работает, нужно все-таки попробовать ощутить трансформацию любого травмирующего эпизода.

      Ответить
  • Спасибо за комментарий, Елена! Возможно, я восприняла этот момент субъективно и однобоко, и наверняка результат такой работы был бы положительным. Но вот в моем случае полезно было убедиться, что от ребенка ничего не зависело, и никакое его выражение лица или действие/бездействие не способны были изменить ситуацию. То есть исходная точка изменений — здесь и сейчас. И вот сейчас я, будучи все так же не в состоянии изменить свое прошлое, могу возлагать ответственность за свои сегодняшние чувства, свое настоящее и будущее только на себя.

    Ответить
    • Понимаете, в чем дело, Виктория. Если с философской точки зрения рассуждать, с позиции того, что мы живем в одномоментном времени, то исходная позиция изменений — здесь и сейчас, да.
      Но с точки зрения психотерапии, мы должны обязательно трансформировать именно момент возникновения отрицательного заряда, пойти туда и поменять все там. И тогда это работает. То есть мне не жалко))) Мне все равно, как происходят изменения, но знаю точно, что «проход» в прошлое и снятие заряда конкретно в данной точке в прошлом, когда заряд был получен, работает в психотерапии во много (это не преувеличение) раз лучше, чем просто снимать заряд и «накачивать мускулы силы» в текущей деятельности, в сегодняшнем моменте.

      Ответить
  • Дорогая Елена! У меня вопрос по поводу появления ребенка после изнасилования. Это не мое к счастью. Но я всегда думаю, какая программа закладывается в ребенка в такой момент. Страх, ненависть, желание уничтожить своего насильника женщина передает будущему ребенку. И как женщине жить с таким дитем? Как можно исцелить женщину и ее ребенка?

    Ответить
    • Это все вопросы психотехнологий. В любом случае все обозначенные вами в комментарии вопросы можно решить.

      Ответить
  • Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *