Разговор с Лилит. О войне.

— Здравствуй, Лилит) Что ты скажешь о войне?

— Сражение — мужская энергия. А война — женская. Она поглощает и уволакивает сознание. Смотрите, как жадно вы пьёте источники информации о войне. Вы насыщаетесь водою, водою грязной, но она вам нужна.

Всё, что усиливается до максимума, рано или поздно познаётся и растворяется.

Эти два года вы боялись коронавируса. И страх настолько истязал ваше тело, что многие перестали интересоваться им, познав до конца. Так человечество изучило страх и закрывает эту тему для себя.

Сейчас пришло время войны. Грязной, пыльной, серой энергии, которая нагнетает всё внутри, но не даёт выхода. Каждый из вас пройдёт её со своего начала до своего конца.

Страх коронавируса — это энергия истерики. Страх войны — это энергия непонятной безнадёжности.

Человечество может возмущаться и вопрошать, за что всё это. Искать виновных и страдающих. Но всё это не приведёт ни к какому результату, потому что результат не в том, чтобы войны, или коронавируса, или ещё чего-нибудь не было, или в том, чтобы всё плохое, наконец-то прекратилось.

Результат будет тогда, когда каждое сердце, которое вовлечено в переживания о событиях, познает всё то, что ему нужно познать.

Чтобы вам не говорили, вы не хотите чувствовать плохое. Не хотите чувствовать плохое — не можете выбрать, нужно ли вам это плохое или нет. Не хотите чувствовать плохое, не можете чувствовать и хорошее. Потому что если закрываетесь, то от всего.

А если начинаете чувствовать и плохое, и хорошее — не можете контролировать нахлынувшее количество чувств, пугаетесь, что сходите с ума, и опять закрываетесь.

И что? Оставить вас закрытых от всего?

Так вы же жалуетесь, что жизнь перестала играть красками. Может, тогда умереть? Но умирать вы тоже не хотите. Жить не хотите. Умирать не хотите. Ничего не хотите и устройство себя не понимаете.

Тогда собирается, условно, конгломерат душ, и начинается разговор о том, как же вас выводить из вашей полуживой спячки. Методы вам, как личностям, никогда не нравятся. И никогда не будут нравиться.

разговор с лилит война

Если говорить о спасительных операциях по выводу вас из спячки, то душа — это хирург, а пациент — это личность.

Пациент хочет, чтобы ему дали как можно больше наркоза, но сама операция подразумевает, что вы будете исцеляться, что-то чувствуя, а не лежа в несознанке.

Над тем, чтобы вы не испытывали сильнейшую боль во время операции и при этом были в сознании и чувствительности, работают, в ваших терминах, лучшие умы, то есть сознания.

Сильнейшие берут физические удары на себя, чистейшие балансируют своими клетками земное сумасшествие. Самые разговорчивые творят словом и шутят. Ведь вы любите шутки.

Своей же целью я вижу сказать сейчас — хватить капризничать, возмущаться и злиться, что прервали ваше начинающееся после коронавируса спокойствие. Уважайте Души. Свои и чужие. Каждый делает свою работу, которую вы понять не можете. Или можете, но не хотите. Просто потому, что не задаётесь вопросом, какой в происходящем смысл, больший, чем тот, как я о нём думаю?

Не думайте про других. Они свои задачи знают. Или не знают, но действуют по наитию. А вы свою знаете?

Если чувствуете, что надо печалиться, печальтесь. Если идёт радость в сердце, радуйтесь. Если страшно — бойтесь. Учитесь не сопротивляться чувствам, но не позволяйте им сводить себя с ума.

Будьте человеками, в конце концов. Как вы сами себя задумывали. Вы знаете, как вы, творцы человека, сами себя задумывали? Отвечайте себе на этот вопрос хотя бы иногда. Кто вы и кем вы хотите быть. Вот то, от чего сейчас щемит сердце — по такому себе вы скучаете.

И только это заставляет вас жить, хотя вы этого и не понимаете — идея, что вы ещё поживёте тем, кем вы себя задумывали быть.

И лично для вас ничего интереснее этого быть не может, как бы вы ни пытались переключить себя на что-то другое.

Я не буду бодрить тебя, не буду обнимать, а хочу тебя оставить. Оставить в том, в чём ты находишься сейчас. Возьми из этого сейчас всё, что нужно. И этого будет достаточно.

— Благодарю, Лилит.

Комментарии (7)